ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ВИКТИМОЛОГИИ

С конца ХIX века криминология развивалась в русле позитивистской методологии, ориентированной на получение в основном эмпирической информации. В этот период она начала глубоко изучать личность преступника, ее общественную опасность, криминогенные особенности и возможности исправления преступников. Жертва преступления стала самостоятельным объектом криминологических исследований только с середины XX века, когда постепенно начал доминировать комплексный междисциплинарный методологический подход и сформировалось признание наличия широкого комплекса причин совершения преступлений, включая личность и поведение преступника, личность и поведение жертвы, обстоятельства ситуации и другие факторы.

Впервые жертва преступлений начала исследоваться немецко-американским криминологом Гансом фон Гентигом. В своей работе «Замечания по интеракции между преступником и жертвой» он рассмотрел одновременно роль и степень участия личности преступника и личности жертвы в механизме возникновения и совершения преступления. Преступление, по его мнению, - индивидуальное психопатологическое явление, а жертва преступления - не пассивный объект преступного посягательства, а активный субъект, динамично взаимодействующий с преступником и влияющий на процесс совершения преступных деяний. В 1948 г. Г. Гентиг опубликовал монографию «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности», в которой выделяет три категории понятий, составляющих предмет виктимологии: а) посягатель-жертва, б) латентная жертва, в) отношения между причинителем вреда и жертвой. Преступника и потерпевшего он рассматривает как субъектов взаимодополняющего партнерства. В ряде случаев жертва формирует, воспитывает преступника и завершает его становление; она молчаливо соглашается стать жертвой; кооперируется с преступником и провоцирует его.

В монографии рассматриваются различные типичные ситуации и отношения, связанные с личностью и поведением жертвы, различные типы жертв, обладающих особой притягательностью для преступников, особенной возможностью к сопротивлению, бесполезностью для общества: старики, женщины, эмигранты («иноверцы»), национальные меньшинства, алкоголики, безработные, дети и др. В отдельные группы жертв выделяются «обезоруженные» (с нечистой совестью, совершившие преступление и потому не имеющие возможности сопротивляться вымогательству, шантажу) и наоборот, «защищенные», т.е. богатые, способные обеспечить свою безопасность. Выделяются также «мнимые» жертвы, жертвы с отягощенной наследственностью, жертвы, склонные стать преступниками, и др.

Виктимологические идеи, высказанные Г. Гентигом, привлекли внимание многих ученых. В 1947 г. криминолог Бенджамин Мендельсон выступил с научным докладом «Новые биопсихосоциальные горизонты: виктимология», в котором поддержал науку о жертве преступлений и сформулировал положения, которые в дальнейшем легли в основу виктимологии как науки: рассматривается понятие «жертва» (совершенно невиновная (идеальная) жертва; жертва с легкой виной; жертва, равно виновная с посягателем; исключительно виновная жертва); вводятся понятия «уголовная чета» (дисгармоничное единство носителя агрессии и жертвы и, наоборот, гармоничное единство), «кандидат в жертвы», «добровольная жертва», «жертва-провокатор», «жертва-агрессор», «индекс жертвенности» и др. В 1975 г. в монографии «Общая виктимология» он развил свою концепцию виктимологии и предложил рассматривать не только жертв преступлений, но и жертв природных катаклизмов, геноцида, этнических конфликтов и войн. виктимология жертва преступник

Изучая проблему формирования личности преступника и взаимоотношения между ним и жертвой, Генри Элленбергер в 1954 г. приходит к выводу, что человек последовательно становится преступником или жертвой. Если проанализировать закоренелых преступников, то оказывается, что они в детстве часто подвергались издевательствам, вымогательству, эксплуатации и были предоставлены сами себе. Г. Элленбергер поднимает вопрос о социальной изоляции, т.к. доказал, что убийцы-рецидивисты ищут свои жертвы предпочтительно среди социально изолированных людей, потому что затраты усилий на их убийство минимальны, как и связанная с этим опасность быть задержанными.

В 1956 г. немецкий юрист Ганс Шульц ввел в научный оборот понятие преступления, включив в него оценку характера личных отношений между преступником и жертвой.

В 50-е гг. ХХ века американский криминолог Э. Сатерленд в учебнике «Криминология» отдельную главу посвятил социологическому описанию и анализу жертв преступлений. Он привел статистические данные, согласно которым наибольшая вероятность стать жертвой убийства существует у лиц в возрасте 25-30 лет независимо от пола и расы. При этом вероятность стать жертвой этого же преступления у афроамериканцев в США в 100 раз выше, чем у представителей иных национальностей.

В последующем внимание исследователей было обращено на уголовно-прецессуальные аспекты, касающиеся жертв преступлений (потерпевших). Еще классик уголовного права И.И. Бентам в XIX веке предпринял попытку ввести компенсацию ущерба для жертвы, с тем, чтобы в еще большей степени наказать и устрашить преступника. Криминолог Р. Гарофало, автор первой монографии «Криминология», рассматривал компенсацию для жертв преступлений также как средство усиления социальной защиты граждан от преступников и как средство ресоциализации лиц, совершивших преступление. В 60-е гг. ХХ века предпринимаются попытки законодательно ввести компенсацию ущерба для жертвы. Впервые в мире такой закон был принят в 1963 г. в Новой Зеландии.

Криминолог С. Фрай обратила внимание на проблему примирения преступника со своей жертвой как форму компенсации причиненного ущерба и восстановления общественного мира и порядка.

Итальянская писательница Анни Виванти в одном из своих рассказов провела мотивационный анализ личности серийного убийцы. А. Виванти описала один эпизод из жизни маньяка, когда оптимальное поведение жертвы спасло той жизнь. Заманив женщину на дачу, маньяк стал готовиться к ее убийству. В этот момент женщина сама потребовала, чтобы тот убил ее (интуиция подсказала ей, что это единственный путь к спасению). Столь необычное поведение женщины обескуражило маньяка, который привык получать наслаждение от вида трепещущей жертвы, - это и спасло пострадавшую.

В 1968 г. ученый С. Шейфер разработал концепцию функциональной ответственности преступника и жертвы. По его мнению, обязанностью потенциальной жертвы должна быть задача не допустить своей виктимизации и совершения преступного деяния. Жертва должна сделать все, чтобы не искушать преступника в совершении преступного деяния.

Профессор из Калифорнии Дайана Расселл провела впечатляющее исследование проблем изнасилования. Ей удалось установить, что уровень латентности этого вида преступлений довольно высок: 85% пострадавших не заявляют о случившемся, так как боятся, что на них будет навешен ярлык падшей женщины. Она попыталась с помощью убедительных примеров разрушить ряд ошибочных стереотипов общественного сознания, которые нередко приводят к драматическим последствиям. К числу таких стереотипов, по мнению Д. Расселл, относятся: порядочных женщин и девушек не насилуют; если женщина не позволит, никто не сможет ее изнасиловать; знакомый человек или близкий друг не может изнасиловать женщину; изнасилование совершают лишь мужчины с психическими отклонениями. Описывая самые различные ситуации изнасилований (80 соответствующих примеров) и анализируя ошибки потерпевших, Д. Рассел выражает надежду, что углубление познаний в этой области поможет многим женщинам не повторить аналогичных ошибок и избежать трагического развития событий.

В 1973 г. в Иерусалиме был проведен первый международный симпозиум по проблемам виктимологии. На нем шла дискуссия о понятиях «виктимология», «жертва преступления», «отношения между преступником и жертвой». Криминолог М. Вольфганг полагал, что виктимология - это научное изучение жертв преступлений, этиологии, процесса и последствий виктимизации (то есть превращения человека в жертву преступления). Некоторые исследователи определяли виктимологию как комплекс исследований социальных процессов, с помощью которых отдельные индивиды и целые социальные группы подвергаются таким истязаниям, которые порождают социальные проблемы. Другие ученые, по аналогии с определением науки криминологии, полагали, что виктимология - это наука о закономерностях происхождения, развития и предупреждения виктимизации как социального явления, а также защите прав и оказания помощи жертвам преступлений. Многих ученых интересовал вопрос о том, какую позицию должно занимать общество в отношении жертвы (потерпевшего), а также отношение жертв преступлений к преступникам и мерам их наказания.

На международном семинаре по виктимологии, проведенном в 1975 г., рассматривались вопросы о положении потерпевшего в системе уголовного правосудия и обращении с ним, какую роль должен играть потерпевший в уголовном процессе и следует ли привлекать потенциальную жертву к профилактике преступности. Таким образом, все большее число исследователей проявляло интерес к виктимологическим проблемам.

В 1979 г. в Мюнстере (Германия) было учреждено Всемирное общество виктимологов. Задачей этого общества была координация деятельности ученых различных стран по разработке мер виктимологической профилактики преступлений. В 1980 г. в Вашингтоне состоялся всемирный конгресс по этим проблемам. Было признано, что жертва преступления является существенным элементом в процессах возникновения и совершения преступления, а также контроля за преступностью.

Основным международным документом, регламентирующим виктимологические проблемы, является принятая Генеральной ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Эта декларация отражает мнение мирового сообщества о необходимости восстановления в национальных законодательствах и социально-уголовной практике баланса между основными правами подозреваемого и преступника, с одной стороны, и интересами жертвы преступлений - с другой. При этом подчеркивается, что права на общественную, имущественную и личную безопасность являются одними из важнейших прав человека, а эффективная политика по предупреждению и сокращению уголовной виктимизации должна быть приоритетом в деятельности правительств и международного сообщества.

Так, виктимология из научного направления криминологического плана постепенно превращается в самостоятельную науку.

Для виктимологии перспектива развития в самостоятельную науку, синтезирующую знания о жертвах любого происхождения, не исключена. По мере накопления фактологического материала и результатов его теоретического осмысления она может сформироваться в этом качестве, если станет комплексной, включающей как минимум:

  • · криминальную виктимологию (правда, криминология вряд ли легко расстанется с важным элементом своего предмета);
  • · травмальную виктимологию (изучающую жертв некриминального травматизма);
  • · виктимологию быта и досуга (широкий спектр проблем безопасности при использовании бытовой техники, безопасности на воде, транспортной безопасности, зависящей и от потенциальных жертв, и др.);
  • · психиатрическую виктимологию (проблемы жертв с отклонениями в психике);
  • · виктимологию катастроф, экологических и стихийных бедствий;
  • · виктимологию технической безопасности (изучающую последствия виктимного поведения, связанного с нарушением правил безопасности труда, пожарной безопасности и др.);
  • · программы и меры обеспечения безопасности жертв, организацию системы виктимологической профилактики.

Эти направления виктимологических исследований жестко не разделены, так как, например, жертвы травмы (объекты травмальной виктимологии) могут оказаться таковыми в результате нарушений правил техники безопасности или движения транспортного средства, правил обращения с бытовой техникой и т. д. В перспективе должны сформироваться соответствующие частные виктимологические теории (по нашему мнению, криминальная виктимология уже сформировалась в этом качестве в рамках криминологии).

Появление частных теорий не вызывается какими-то противоречиями относительно эмпирического материала, а связано с необходимостью более детального изучения предметной области общей теории той или иной науки и свидетельствует о переходе науки на достаточно высокий уровень исследования.

Перечень возможных компонентов виктимологии, естественно, нельзя считать завершенным. Как в дальнейшем будет развиваться виктимология, окажется ли она востребованной “по максимуму”, сейчас определить невозможно. С этим и не следует спешить. На современном уровне виктимологических исследований ее некриминальные направления лишь обозначились, и от того, насколько глубокими и результативными будут соответствующие исследования, зависит, в конечном счете, ее статус в системе наук.

Пока что в России сторонники виктимологии в широком смысле ограничиваются ее провозглашением, признавая, что сегодня это в большей мере только научная позиция. Представители двух других позиций, независимо от того, рассматривают ли они виктимологию как междисциплинарную отрасль научного знания или направление в криминологии, определяют ее как науку, предмет которой (в самом общем приближении) ограничен только жертвами преступлений и всем, что с ними связано.

По существу, и в том и в другом варианте - это криминальная (криминологическая) виктимология, которая в отличие от виктимологии в широком смысле не только реально существует, но и активно развивается в системе наук (научных направлений, дисциплин) криминального характера. Такова логика приращения научного знания: сама идея виктимологии, ее концептуальная основа имели источники, изначально сформировавшиеся на криминальной фактологии.

Виктимология возникла как научно-прикладное направление в рамках криминологии совершенно закономерно, так как объективные потребности социальной практики потребовали ответа на вопрос: почему, в силу каких причин те или иные лица и социальные группы становятся жертвами чаще, чем иные, оказывающиеся в аналогичных ситуациях? Но ответить на этот вопрос можно было, только опираясь на определенные обобщения, анализ причин, условий ситуативного плана, индикаторов повышенной уязвимости - как индивидуальной, так и групповой. Иными словами, потребовалась теория социологического характера, наиболее близкая к теории причин преступности, и в особенности причин конкретного преступления.

Виктимология изменила ракурс, в котором традиционно рассматривался, да и сейчас рассматривается, человек, оказавшийся жертвой каких-либо криминальных или иных неблагоприятных для него обстоятельств. Она подошла к нему как к объективно значимому элементу конкретной опасной ситуации. Такой подход оправдан: многие преступления демонстрируют нам столь значительный “вклад” жертвы в происходящее с нею, что преступление нередко предстает как результат действия пары - преступника и жертвы. Более того, виктимология и причинителя вреда стала рассматривать с позиции жертвы, как потерпевшего, поскольку даже виновный человек становится таковым (и нередко) в силу мало зависящих от него обстоятельств.

Криминальная виктимология активно развивается. Она осваивает значительную по объему информацию о жертвах и ситуациях различных преступлений. По мере того как их изучение “выводит” на конкретную личностную и ситуативную виктимологическую специфику, в ее составе формируются новые направления. Некоторые из них еще только появились, другие уже могут быть отнесены к частным виктимологическим теориям.

По мнению Л. В. Франка и Ю. М. Антоняна, высказанному почти четверть века назад, виктимология, возникшая как научное направление в криминологии, должна будет со временем превратиться в междисциплинарную отрасль научного знания, отдельную, самостоятельную научную дисциплину, выступающую как вспомогательная для криминологии, криминалистики, уголовного права и уголовного процесса. При таком подходе виктимология выводится за рамки криминологии и должна развиваться в качестве поставщика информации о потерпевшем всем наукам криминального цикла, в том числе и криминологии.

Аналогичного мнения придерживается и Б. В. Сидоров, рассматривающий криминальную виктимологию как межотраслевую юридическую дисциплину, имеющую прикладной характер.

С точки зрения В. И. Полубинского, виктимология - это существующая параллельно с криминологией комплексная, междисциплинарная отрасль науки, предмет которой - жертвы преступлений (криминальная виктимология) и травматизма (травмальная виктимология). Отметим, что в этой позиции присутствует элемент виктимологии в широком смысле.

Пока виктимология будет иметь своим предметом только потерпевших от преступлений и все, что с ними связано, и тем самым оставаться только криминологической, она не выйдет из состава этой науки. Признание ее междисциплинарной, вспомогательной для уголовного права, уголовного процесса, криминалистики наукой ни в коей мере не изменит ее криминологического характера. Комплексная “глобальная” виктимология не “уведет” из криминологии виктимологию криминальной жертвы, потому что ее предмет - составная часть предмета криминологии и весь круг интересов сосредоточен в сфере преступности

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >