Культура дворянской усадьбы XVIII - XIX веков

«Жить в обществе - не значит, ничего не делать», - говорила Екатерина II. Эта сценическая, крайне театрализованная жизнь была настоящим ежедневным общественным трудом. Дворяне служили «Государю и Отечеству» не только в департаментах, но и на придворных празднествах и балах. Праздничная придворная жизнь была необходима дворянину, как и служение в государевых войсках.

Идеальную реальность воплощали для русских дворян XVIII-XIX веков их родовые усадьбы. Потому главная задача любого, пусть и «плохенького», усадебного строительства - создать идеальный мир, со своими ритуалами, нормами поведения, типом хозяйствования и особым времяпрепровождением.

Усадебный мир создавался очень тщательно и подробно. В хорошей усадьбе всё должно быть продумано до мелочей. К примеру, жёлтый цвет усадебного дома подобно золоту являл богатство хозяина. Кровлю поддерживали белые (символ света) колонны. Серый цвет флигелей - это удаленность от деятельной жизни. А красный в неоштукатуренных хозяйственных постройках - наоборот, цвет жизни, деятельности. Всё это тонуло в зелени садов и парков - символе здоровья и радости. Этот идеальный мир, становясь значимым в усадебной символике, отгораживался от окружающего мира стенами, решетками, башнями, искусственными рвами-оврагами и прудами.

«Помимо усадьбы в имении мог быть ряд других элементов, основной из которых -- экономия, т.е. часть, направленная преимущественно на ведение сельского хозяйства. Этот термин известен со второй половины XVIII века. Акцент на понятие «экономия» необходим, поскольку на практике без достаточных оснований к усадьбам относят и постройки экономии: конные и скотные дворы, амбары, оранжереи и теплицы, мотивируя это их функциональным и стилевым единством. Между тем, предназначение зданий экономии заключалось в обслуживании нужд имения, а не усадьбы. Одной из причин, способствующих формальному сведению всех близко расположенных основных построек имения в единое целое под названием «усадьба», является используемое архитекторами деление плана усадеб на хозяйственную и прогулочную зоны». 1. Трубинов Ю.В. Усадебная культура XVIII - XIX веков. М.: Наука, 1987, 49 с. Оно на самом деле достаточно условно, поскольку ряд хозяйственных построек, вроде скотного двора, амбаров и сараев к усадьбе не имеет никакого отношения, принадлежа к экономии. Собственно хозяйственная зона усадьбы, существующая для непосредственного ее обслуживания, обычно достаточно невелика.

Так постепенно идеальный мир обретал в усадьбе реальность. Около двух столетий жизнь дворянина начиналась в усадьбе, протекала в ней и часто заканчивалась здесь же. Жизненный круг делился не только временно, но и пространственно. В усадебной жизни всегда большое значение уделялось интерьеру и убранству помещений. Очень часто «предрассветные сумерки в вестибюле» продолжали «раннее утро в мужском кабинете», а «полдень в гостиной» обычно заканчивался «театральным вечером».

Такое условное деление наложило отпечаток и на саму жизнь в усадьбе, которая ещё в начале XVIII века разделилась на парадную и повседневную. Интеллектуальным и хозяйственным центром «вседневной» жизни усадьбы был мужской кабинет. Однако обставляли его почти всегда очень скромно. К тому же на протяжении всего XVIII столетия, когда интеллектуальная и нравственная работа стали необходимы для каждого уважающего себя дворянина, кабинет хозяина принадлежал, чуть ли не к самым непарадным комнатам усадьбы. Здесь всё было предназначено для уединенной работы.

Соответственно кабинет и меблировался. Модным считался кабинет в английском стиле. Практически всю его обстановку составляла дубовая мебель, с очень неброской обивкой, да скромные настольные часы. Барский кабинет, в отличие от покоев хозяйки, почти не украшался и весьма скромно декорировался. Непременными считались лишь изысканный графин, рюмка для «утрешнего употребления» вишневки или анисовки (считалось, что это способствует профилактике «грудной жабы» и «удара» - самых модных болезней XVIII века) и курительная трубка.

Особым символическим ритуалом в XVIII столетии становится курение. Особым образом оно стало распространяться в то время, когда из Европы начали привозить первые «сигарки», о которых многие и не имели понятия и воспринимали их за диковинку.

Для курения в кабинете специально помещались несколько натюрмортов на тему Vanitas (бренности жизни). Дело в том, что на протяжении целого столетия «поедание дыма» связывалось в сознании дворянина с размышлениями на темы «суеты сует» и «жизнь есть дым». Эта, евангельская в своей основе, тема была особенно популярна в то время в России.

Кабинет хозяина усадьбы был предназначен также и для работы, поэтому основную роль в его интерьере играли книги. Часть книг была необходима для успешного ведения хозяйства. Помещики не гнушались тщательно штудировать труды знаменитых архитекторов Виньолы или Палладия, ведь наряду с французским языком, архитектуру полагалось знать каждому образованному дворянину. Непременным атрибутом таких кабинетов являлись календари, содержащие советы на все случаи жизни.

В тихих усадебных кабинетах формировалась мода на чтение. Каждый уважающий себя дворянин должен был иметь небольшую, но полную библиотеку. Были некоторые книги, которые считались необходимыми для этих библиотек и находились почти в каждой. Они перечитывались по несколько раз всей семьёю. Выбор был недурен и довольно основателен. Например, в книжной коллекции обязательно должны следующие произведения: «Дон Кихот», «Робинзон-Крузо», «Древняя Вифлиофика» Новикова, «Деяния Петра Великого» с дополнениями. Ломоносов, Сумароков и Херасков непременно были у тех, кто любил поэзию. Вскоре книжные полки пополнились романами, повестями и сочинениями господина Вольтера.

Особым занятием дворян в XVIII веке было проведение в этих же кабинетах пневматических, электрических и биологических опытов, а также астрономическое наблюдение. Потому иногда кабинет был буквально уставлен телескопами, земными и небесными глобусами, солнечными часами и астролябиями.

Дополняли довольно скромную обстановку мужского кабинета два-три портрета родителей и детей хозяина, небольшая картина с баталией или морским пейзажем.

Если мужской кабинет был приватным центром усадьбы, то его парадным лицом служила гостиная или зала. Такое разделение на домашнее и гостевое, повседневное и праздничное было свойственно всей дворянской эпохе. Одним из следствий такого деления всей жизни дворянской стала дифференциация усадебных интерьеров на «парадные апартаменты» и «комнаты для фамилии». В богатых усадьбах гостиная и зала служили для разных целей, в большинстве же домов они прекрасно совмещались.

Современники, безусловно, воспринимали залу или гостиную как парадный апартамент. «Зала, большая, пустая и холодная, в два-три окна на улицу и четыре во двор, с рядами стульев по стенкам, с лампами на высоких ножках и канделябрами по углам, с большим роялем у стены; танцы, парадные обеды и место игры в карты были ее назначением. Затем гостиная, тоже в три окна, с неизменным диваном и круглым столом в глубине и большим зеркалом над диваном. По бокам дивана - кресла, козетки столики, а между окон столики с узкими зеркалами во всю стену...».2. Пунин А.Л. Усадебный интерьер XVIII - XIX веков. СПб.: Палитра, 1994, 25 с.

Пустота и холодность этих зал была буквальной, поскольку их почти никогда не топили и, к тому же архитектурно здесь выделялась не домашняя теплота, а парадность. В гостиной преобладали в основном холодные тона - белые, голубые, зеленоватые, подчеркивающие её особый колорит. Торжественность парадной зале придавало резное золоченое дерево стен и мебели. Потолок залы непременно украшался пышным плафоном, а пол - паркетными вставками с особым рисунком. В оформлении стен часто использовался ордер. Ионические и коринфские колонны отгораживали от общей залы небольшие лоджии, позволяя чувствовать себя и «в людях», и в «уединении людей».

Мифическую «древность» дворянства удостоверяли многочисленные мраморные «антики», обязательно украшавшие гостиную. Античным считалось все древнее: и римские подлинники, и современная французская или итальянская скульптура. Центром залы почти всегда оказывался большой парадный портрет ныне царствующей особы в непременной золоченой раме. Его располагали нарочито симметрично по главной оси гостиной и отдавали те же почести, что и самим государям.

В начале XIX века гостиные «теплеют». Теперь они окрашены в розоватые или охристые теплые тона. Пышную золоченую мебель сменяет более строгая из красного дерева. А в холодных, прежде, каминах каждый вечер зажигается огонь, отгороженный от залы расшитыми каминными экранами.

Постепенно меняется и предназначение гостиных. Теперь здесь проходят праздники семейные, тихие. Домочадцы проводят здесь большую часть времени, читая произведения известных писателей. «Вся семья по вечерам садилась в кружок, кто-нибудь читал, другие слушали: особенно дамы и девицы. Дело в том, что при этом чтении, в эти минуты вся семья жила сердцем или воображением, и переносилась в другой мир, который на эти минуты казался действительным; а главное - чувствовалось живее, чем в своей однообразной жизни»3. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). СПб.: Искусство-СПБ, 1994, 45 с..

Естественно, что официальный парадный портрет в новой обстановке был уже немыслим. Портреты царствующих особ становятся все скромнее и неприметнее. А вскоре их заменяют портреты людей, милых сердцу хозяев. Именно такой, тихой и уютной, гостиная и вошла в русскую литературу XIX века.

Во второй половине XVIII столетия появляется в усадебном доме женский кабинет. Этого потребовал сентиментальный век, с его образами нежной жены и деловитой хозяйки. Теперь, получив образование, женщина сама формировала духовный облик не только своих детей, но и дворовых людей, вверенных ее попечению. День дворянки, особенно в сельской усадьбе, был полон забот. Утро ее начиналось в «уединенном» кабинете, куда шли за приказом с отчетом, за деньгами и с дневным меню.

Однако с течением дня предназначение женского кабинета меняется. Деловым всегда остается утро. А днем, и особенно, вечером кабинет хозяйки превращается в своеобразный салон. Само понятие салона, где исполнители и аудитория меняют друг друга, где ведутся «разговоры обо всем и ни о чем» и куда приглашают знаменитостей, сформировалось в конце XVIII века.

Одним из самых интересных салонных развлечений становится заполнение хозяйкой альбома. Эти «альбомы милых дам» хранят сегодня стихи и рисунки Батюшкова и Жуковского, Карамзина и Дмитриева. В этих альбомах, может быть, ярче всего проявилась атмосфера женского усадебного кабинета.

В своем усадебном кабинете хозяйка принимала самых близких родственников, друзей, соседей. Здесь она читала, рисовала, занималась рукоделием. Здесь же вела обширную переписку. Потому женский кабинет всегда отличался особым уютом и теплотой. Стены окрашивались в светлые тона, оклеивались обоями. Цветочный декор и такая же цветочная роспись покрывали потолок. Пол складывался уже не из яркого наборного паркета, а застилался цветным ковром. К теплу общения в женском кабинете добавлялось каминное тепло. Печи, камины здесь обильно украшали фаянсовыми плитками с рельефами на темы античной мифологии.

Но главную роль в женском кабинете, несомненно, играла художественная мебель. Простенки между окнами занимали большие зеркала, опирающиеся на изящные столики. В них отражались портреты, акварели, вышивки. Сама мебель теперь выполнялась из карельской березы, в которой старались сохранить естественную фактуру, не закрывая ее позолотой и пестрой раскраской. Небольшие круглые столики и столики-бобики, кресла и бюро позволяли хозяйке кабинета самой выстраивать необходимый уют. При этом единое пространство кабинета старались разбить на несколько уютных уголков, каждый из которых имел свое предназначение.

Особо популярными в начале XIX века стали миниатюрные столики-бобики для рукоделия, письма и чаепития. Свое название они получили за овальную форму столешницы. А после того, как грузная и малоподвижная Екатерина II отдала предпочтение этим легким столикам, мода на них стала повсеместной. Их редко декорировали бронзой, предпочитая украшать пасторальными сценами, выполненными в технике маркетри (мозаика из дерева). Значительная часть мебели изготовлялась тут же, в усадебных мастерских «собственными» мастерами. Изделия стали покрывать тонкими пластинами (шпоном) из карельской березы или тополя.

Большую роль в формировании образа женского кабинета играли ткани. Шторы, драпировки, обивка мебели, напольные ковры - все это тщательно подбиралось. Здесь на светлом фоне красовались реалистически выписанные цветы, венки, букеты, амуры, голуби, сердца - сентиментальный набор рубежа веков.

Нередко именно здесь, в женском кабинете, с его особым домашним уютом проходили семейные чаепития - эта особая русская форма домашнего общения.

Искусство в усадьбе отнюдь не ограничивалось созданием парков, собиранием библиотек и всевозможных коллекций. Немалую роль в усадебной жизни играли музыкальные занятия. Хоры, оркестры и театры были неотъемлемой частью усадебной жизни. «Не было ни одного богатого помещичьего дома, где бы не гремели оркестры, не пели хоры и где бы не возвышались театральные подмостки, на которых и приносили посильные жертвы богиням искусства доморощенные актеры»4. Лотман Ю.М. Указ. соч., 53 с.. В усадьбах специально возводились театральные здания, в парках под открытым небом создавались «воздушные» или «зеленые» театры.

Музыка в усадьбе бытовала в двух видах - как праздничное исполнение и как камерное домашнее музицирование. Крепостные хоры начинали петь уже во время встречи гостей. На балу звучали контрдансы, менуэты и полонезы. Народные песни и музыка сопровождали гуляющих по парку. Во время парадных обедов и ужинов звучала инструментальная музыка, пелись торжественные хоры и итальянские арии. Послеобеденные карточные игры и беседы также проходили под звуки музыки. Да и вечером в саду во время иллюминации пели хоры и играли духовые оркестры.

Специфическим музыкальным явлением России XIX века стали роговые оркестры. Играть на рогах необычайно трудно. Музыкант должен обладать немалой силой, чтобы выдуть из рога звук. Но еще большей трудностью является согласованное звучание оркестра рогов. Дело в том, что каждый из инструментов позволяет получить весьма ограниченное количество звуков, и мелодия часто распределялась между несколькими инструментами. Но все трудности искупались неповторимым звуком рогов. Они издавали протяжные гулкие звуки, производившие особый эффект на открытом воздухе.

Особо почетное место среди парадных покоев усадьбы занимала столовая. Именно здесь семья чувствовала себя единым целым. Однако столовая, как отдельное помещение для совместных трапез, сформировалась при европейских дворах лишь в середине XVIII века. Еще в первой половине столетия столы накрывали в любом подходящем помещении дворца. В русском же дворцовом ритуале столы в особо торжественных случаях вообще накрывались прямо в тронной зале.

Постепенно столовая становится в один ряд с парадными помещениями дворянской усадьбы, поэтому ее начинают особым образом украшать. Стены этой светлой залы обычно не украшались шпалерами или модными шелковыми тканями - они впитывают запахи. Зато широко использовались росписи и масляные живописные полотна. Кроме натюрмортов, здесь часто располагали картины на исторические темы или фамильные портреты, что еще больше подчеркивало парадность помещения. В усадьбах, где сменилось несколько поколений, столовые часто становились местом хранения семейных реликвий.

Мебели в столовых старались ставить как можно меньше - только ту, что необходима. Стулья были, как правило, очень простые, так как основным требованием к ним было удобство - обеды подчас длились весьма долго. Столы часто делали раздвижными и выносили лишь во время обеда в зависимости от количества гостей. Однако в середине XIX столетия огромный стол уже занимает почти все пространство столовой.

Особое место в русских столовых XVIII-XIX века принадлежало фарфору. Без него не мыслилась ни одна усадьба. Он выполнял не столько бытовую, сколько представительную функцию - говорил о богатстве и вкусе хозяина. Потому хороший фарфор специально добывали и коллекционировали. Специально изготовленные на заказ фарфоровые сервизы были редкостью даже в очень богатых домах, и потому весь набор посуды собирался буквально из отдельных предметов. И лишь в начале XIX столетия фарфоровые сервизы прочно занимают место на обеденных столах русской знати.

Металлической посудой в усадьбах практически не пользовались, она была золотой или серебряной. При этом если золотая посуда говорила гостям о богатстве хозяина, то фарфор - об утонченных вкусах. В домах победнее представительскую роль играла оловянная посуда и майолика.

Сам стол в первой половине XIX века мог сервироваться тремя способами: французским, английским и русским. Каждый из этих способов отражает национальные особенности обеденного этикета. Французская система была самой старой. Сформировалась она еще при Людовике XIV. Именно он ввел в столовый этикет обед в несколько перемен блюд. Количество таких перемен варьировалось в зависимости от достатка хозяина дома и назначения обеда. Так ежедневный обед французской знати в конце XVIII века состоял из восьми перемен. Однако в России на рубеже веков классическим стал обед в четыре перемены. После каждой смены блюд стол накрывали заново, вплоть до перестилания скатерти.

В дворянской России существовала своя, русская система сервировки стола, которая постепенно распространилась и в Европе, как самая рациональная. Здесь гости садились за стол, на котором вообще не стояло ни одного блюда. Стол украшали исключительно цветами, фруктами и прихотливыми статуэтками. Потом, по мере необходимости, на стол подавались горячие и уже разрезанные блюда.

Крайняя театрализация дворянского быта в XVIII веке привела к появлению в следующем столетии в усадьбах нескольких спальных комнат. Парадными спальными-гостиными никогда не пользовались. Это были представительские комнаты. Днем отдыхали во «вседневных опочивальнях», а ночью спали в спальнях, которые располагались в личных покоях хозяина, его жены и детей.

Здесь, в спальне начинался и завершался день хозяев усадьбы. По православной традиции отход ко сну всегда начинался с вечерней молитвы. Вообще, до распространения в России идей Просвещения дворяне были очень набожны. Во всех комнатах усадьбы, не считая специальной молельной, обязательно висели иконы с лампадами. Правило это распространялось и на парадные залы, и на личные покои.

Естественным украшением усадебных спален служили многочисленные драпировки из дорогих тканей (атлас). Из них делались пышные завесы на окна и балдахины, украшавшиеся букетами из перьев («перинными букетами»). Обильный растительный орнамент оставила в дворянских спальнях эпоха барокко. Мягкую мебель для сидения старались обивать одной тканью, создавая, таким образом, гарнитур. В самом же центре будуарной части спальной комнаты ставили небольшой чайный столик, на мраморной столешнице которого располагали небольшие сервизы «эгоист» (на одного человека) и «тет-а-тет» (на двоих).

Итак, дворянская усадьба - это особый мир. Именно интерьер сыграл огромную роль в становлении и формировании усадебной жизни, являясь символом спокойствия, размеренности и райской природы. Он представлял собой целую систему внутренних объемов, каждый из которых и все в целом имели определенное значение.

Усадебный интерьер - это оригинальное сочетание элементов русской и западноевропейской, средневековой и современной (для конкретного времени), светской и церковной культуры. За долгие годы внутреннее убранство в господских домах и родовых имениях стало одним из наиболее ярких внешних выражений усадебной культуры.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >